?

Log in

No account? Create an account
   Journal    Friends    Archive    Profile    Memories
 

О.Ф. Берггольц - дневник 22 и 24 сентября 1941 года - Санкт-Петербург — ЖЖ

окт. 23, 2010 10:40 pm О.Ф. Берггольц - дневник 22 и 24 сентября 1941 года

22/IX – 41. Три месяца войны
Сегодня сообщили об оставлении войсками Киева… А население? А я? (Я решила записать все очёнь безжалостно.)
Итак, немцы заняли Киев. Сейчас они там организуют какое-нибудь вонючее правительство. Боже мой, Боже мой! Я не знаю, чего во мне больше – ненависти к немцам или раздражения, бешенного, щемящего, смешанного с дикой жалостью, - к нашему правительству. Этак обосраться! Почти вся Украина у немцев – наша сталь, наш уголь, наши люди, люди, люди!.. А может быть, именно люди-то и подвели? Может быть, люди только и делали, что соблюдали видимость? Мы все последние годы занимались больше всего тем, что соблюдали видимость. Может быть, мы так позорно воюем не только потому, что у нас не хватает техники (но почему, почему, черт возьми, не хватает, должно было хватать, мы жертвовали во имя ее всем!), не только потому, что душит неорганизованность, везде мертвечина, везде шумиловы (Н.Д. Шумилов – секретарь Ленинградского обкома и горкома партии – прим. forestier), везде махановы, кадры помета 37-38 годов, но и потому, что люди задолго до войны устали, перестали верить, узнали, что им не за что бороться.
О, как я боялась именно этого! Та дикая ложь, которая меня лично душила как писателя, была ведь страшна мне не только потому, что мне душу запечатывали, а еще и потому, что я видела, к чему это ведет, как растет пропасть между народом и государством, как все дальше и дальше расходятся две жизни – настоящая и официальная.
Где-то глухо идет артиллерийская стрельба. <…>

24/IX – 41
Третьего дня днем бомба упала на издательство «Советский писатель» в Гостиный двор. Почти всех убило. Убило Таню Гуревич (Т.Е. Гуревич – работала в редакции «Издательства писателей» – прим. forestier) – я ее очень давно знаю, она была славная, приветливая женщина. Еще недавно я была у них за деньгами и говорила с нею. Семенов жив, но тяжело ранен. Да, в общем, погибли почти все. А одна машинистка, ушедшая в убежище, уцелела. Значит надо ходить в убежище! Надо бежать туда, сломя голову, как только завоет сирена… Надо спасаться, спасаться, спастись можно… О как гнусно! Мне жаль тех людей, а первая мысль – о себе, так сказать, извлечь уроки. Я знаю – так у всех. И верно А.О. говорила: ахнет бомба, и первая, подленькая мысль – не в меня!.. Оправдание лишь в том, что еще не в меня! А работники «Сов. писателя» - это уже мы. Это мы гибнем от бомбы. Это давно знакомые люди, конкретно введенные в сознание. <…>
Все как зачарованные, говорят о бомбах, бомбах и бомбах. <…>

© Ольга. Запретный дневник. СПб.: Изд. Группа «Азбука-классика», 2010. С. 64-65; 68-69.

2 комментария - Оставить комментарийPrevious Entry Поделиться Next Entry

Comments:

От:finux
Дата:Октябрь 23, 2010 06:48 pm
(Ссылка)
;(
От:forestier
Дата:Октябрь 23, 2010 06:55 pm
(Ссылка)
Маленький