forestier (forestier) wrote,
forestier
forestier

Category:

Памятник Великого Франко-Канадского поэта Эмиля Неллигана в Петербурге

и текст
30 мая 2003 года состоялась передача в дар Санкт-Петербургу бюста квебекского поэта Э. Неллигана (E. Nelligan), на торжественном открытии памятника присутствовал премьер-министр Канады Ж. Кретьен. В свою очередь город Квебек планирует установить бюсты А.С. Пушкина и Э. Неллигана на площади Санкт-Петербурга в Квебеке. В 2008 году Квебек будет праздновать 400-летие со дня основания.
Установлен памятник в сквере Санкт-Петербургского Государственного Университета культуры и искусств на углу 4-й Красноармейской ул. (дом № 1/33) и Московского пр. После установки вызвал несколько негативных высказываний в печати, по поводу, что памятник такому поэту не может находится в Петербурге и прочее.


Э.Неллиган

Э.Неллиган

Бюст в сквере








Небольшая биографическая справка:
Перевод с французского Р. ДУБРОВКИНА
Франкоязычная поэзия Канады начинается с Эмиля Неллигана. Литературоведы и составители антологий формулируют это каждый на свой лад, но суть остается неизменной: Эмиль Неллиган (1879—1941) — первый квебекский поэт, до него были лишь эпигоны-версификаторы. Французским переселенцам, основавшим в начале XVII века на берегах реки Св. Лаврентия колонию под названием Новая Франция, было по понятным причинам не до поэзии, равно как и их потомкам, оказавшимся в 1763 г. под властью англичан. Не сумев удержать свои земли в Канаде, Франция уступила их английской короне, и ее бывшие подданные попали в положение притесняемого и гонимого национального меньшинства. Они сохранили родной язык, но литературная традиция была прервана. Новая квебекская литература создавалась медленно и трудно, цепляясь за французские образцы, не всегда лучшие, и, как правило, с большим запозданием. Перелом наступил к концу прошлого столетия. Интеллектуальным центром канадских французов стал Монреаль, появилась объединившая новое поколение писателей Монреальская литературная школа, и к ней в 1897 году примкнул восемнадцатилетний Эмиль Неллиган. Все написанное им умещается на трехстах страницах, так как уже в двадцать лет у него обнаружилось тяжелое психическое заболевание и его поместили в лечебницу, где он провел остаток жизни, не сочинив больше ни строчки. Но он словно подал сигнал к освобождению поэзии от освященного традицией подражательства и провинциальной выспренности. Вслед за ним квебекские поэты радостно отринули обязательные для стихотворцев XIX века исторические и патриотические темы и занялись чистой лирикой.

Стихи:

Золотой фрегат

Сверкая золотом, прозрачный плыл фрегат,
И, к чуждым небесам подняв стрелу бушприта,
Смеялась впереди нагая Афродита,
И берег вдалеке был счастлив и богат.

Но шквал предательский под пение Сирены,
Срывая паруса, разбил его о риф,
И, к черным пропастям дорогу проторив,
Покинул синеву обломок жизни бренный.

Мой золотой фрегат, сокровища твои
Разделят в гибельном подводном забытьи
Тоска и ненависть — пираты горькой бездны.

О сердце, шлюпкою на палубе пустой
Ты мечешься — любви обломок бесполезный,
В воронку черную затянутый Мечтой!

Буфет

Усни, почтенный страж фамильного фарфора —
Тарелок, что очей незрячих холодней, —
Ты был свидетелем давно прошедших дней,
И трапез праздничных, и ветреного вздора

Восторженных невест. Бока твои не скоро
Забудут хрупкий блеск браслетов и перстней,
Ты дышишь свежестью крахмальных простыней
И помнишь завитки карминного узора

На чашках, где в тиши улыбчивой реки
С глазурной Гебою болтают пастушки —
Прабабушкин буфет с фантазиями дружен...

Вчера за дверцами с причудливой резьбой
Сквозь щелку узкую я видел, как на ужин
Слуга повел гостей, придуманных тобой.

Поэт

Вас об одном молю: не причиняйте зла
Душе, блуждающей в обители нездешней, —
Она на землю к нам рассвет приносит вешний,
Как синева небес, открыта и светла.

В ней вихрем золотым из глубины лучистой
Встает поэзия, разлив повсюду грусть,
Пусть невозможную, признательную пусть
Одной-единственной звезде в лазури чистой.

Он любит, не любя, — не все ли вам равно?
Не все ли вам равно, он весел или мрачен?
Посмейтесь, что судьбой он просто одурачен, —
Он не посетует — он вас простил давно.

Но если, умерев, вы встретитесь с Поэтом,
За гробом тягостный настигнет вас упрек:
Какую простоту и строгость он сберег
Под гордым этим лбом, в печальном сердце этом!

Каприз в белом

Куртину белую январской розы редкой
Зима задумала на стекла навести.
Мороз кусается и держит взаперти
Миледи, шимпанзе и канарейку с клеткой.

Но маленькая мисс из глубины саней
Оглядывает мир, укутанная мехом,
Сугробы, гололед встречает дробным смехом,
И взоры пылкие несутся вслед за ней.

Сидит торжественно на козлах кучер-кокни,
В попонах лошади танцуют на бегу,
Следы копыт круглы в накатанном снегу, —
О вечер, в сумерках молочных не поблёкни!

Глазами синими едва скользнув по мне,
Промчалась, но легко дорисовать картину:
К ней в сани, в белый мех, я это сердце кину —
Букет незримых роз в безгрешной белизне.


Имеется возможность опубликовать ещё несколько стихов Неллигана, заявки принимаются.
Tags: Мир, Петербург, Прочее
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments