?

Log in

No account? Create an account
   Journal    Friends    Archive    Profile    Memories
 

Пиар-антибульдозер: план-25 (часть первая) - Санкт-Петербург

июн. 30, 2012 01:25 am Пиар-антибульдозер: план-25 (часть первая)

Оригинал взят у darwa в Пиар-антибульдозер: план-25 (часть первая)

Photobucket
В том числе и аргументов

Помнится, я писала про то, что работаю над документом под названием "Пиар-антибульдозер: план-25". Было это здесь: http://darwa.livejournal.com/186791.html.

Документ готов, отлежался. Я всё-таки решила его опубликовать. Обсуждайте. Пользуйтесь на здоровье: приступать можно уже сейчас.  Но все перепечатки, перепосты и компиляции  - только с согласия автора. 

Предупреждаю: букв очень много. 12 страниц "ворда" 11-м шрифтом. Итак, публикую. Делю на две части. 



Пиар-антибульдозер: план-25

Контрдоводы против доводов сторонников массового сноса исторических зданий в городе (информационный арсенал)


I. Теоретическое обоснование   

Цель документа: информационное противодействие пиар-кампании программы «реновации» городского центра Санкт-Петербурга. Противодействие переламыванию здорового городского стереотипа о старой части Санкт-Петербурга как о благоприятной среде обитания горожан. Уничтожение установки о том, что «реновация» - это развитие. Внедрение правильной установки: «реновация» - это уничтожение, не конструктивная, а деструктивная мера. Исправление неверной расстановки информационных акцентов и умышленно смещённого информационного фокуса. «Открывание глаз» населению, «прочистка мозгов от пропагандного цемента».

Задача документа: нейтрализация доводов противника (сторонников реновации) путём применения на массово-информационном поле готовых доводов практической части настоящего документа – готового информационного арсенала.

Оптимальный результат: как максимум – уничтожение информационного противника, как минимум – его деморализация.

Прогнозируемый результат: полностью зависит от числа информационных сил (людей, которые эффективно распространяют содержащуюся в документе информацию).

Используемые ресурсы: интернет-пространство: форумы, блоги, интернет-версии СМИ по возможности. Печатные версии СМИ, теле- и радиоэфир – также по возможности.

Стратегия: информационным преимуществом ввиду материального преимущества противника завладеть не удастся. Действуем в основном на контратаках, предпринимая инфоатаки.

Тактика: Посты и перепосты в блогах, публикации в не проплаченных противником СМИ. Написание комментариев к контенту противника.


Пояснительная записка

Петербуржцы, внимание!

Нашему городу предстоит, как выразился на экономическом форуме вице-губернатор Сергей Вязалов, сложнейшая «хирургическая операция с заменой тканей». Грядёт «реновация» городского центра.

Аппетиты «хирургов от архитектуры» неуёмные: ткани будут менять вполне здоровые, и операция больше похожа на траснплантацию вполне жизнеспособных органов: речь пойдёт о масштабных сносах исторических домов. Слова «реновация» и «развитие» здесь совсем не синонимы, а наоборот. Это антонимы – слова, имеющие прямо противоположное значение. «Реновация» - это не конструктив, а деструктив.

Губернатор в ходе недавней "инспекции" уже приговорил к сносу три квартала на Лиговке. Кварталы эти станут пилотными в программе "реновации городского центра", на самом деле означающей снос флигелей вкупе с нашими любимыми питерскими арками, подворотнями и двориками, а то и лицевых корпусов зданий. Уповать на закон об охранных зонах тщетно: закон эти ушлые денежные люди легко обойдут.

Грядущей "реновации центра" будет предшествовать, а также её сопровождать масштабная прогосударственная пиар-кампания.

Здесь она имеет отчётливые очертания бульдозера. Бульдозер как машина, рушащая дома. И одновременно с этим мощный бульдозер прогосударственной пропаганды. Отсюда и название.

Кампания эта государству очень нужна. Нужна потому, что инициаторам "реновации" (читаем "массовых сносов", да) придётся столкнуться с мощным сопротивлением общественного мнения сторонников консервативных жителей старого города (здесь это здоровый и спасительный для города консерватизм). Говоря проще, людям очень не понравится то, что город начнут сносить ещё более масштабно.

Это общественное мнение будут гасить. Пытаться переломить опять же здоровые городские стереотипы о старом добром городе, который мы любим и гордимся. Нам будут говорить, что город - старый (внимание: слово в данном контексте несёт ярко отрицательный эмоциональный оттенок!), ветхий враг, готовый нас убить. И убьёт, если не будет "реновации". Что без реновации мы все здесь сдохнем. Позвольте, а не издыхали ведь до этой самой "реновации". Но этот факт попытаются посредством смещения информационных акцентов в явно негативную для исторической среды сторону попросту затереть. В руках противника, помимо денежного ресурса, которому защитникам города придётся противостоять только умом, единственный, но веский козырь: неприглядное внешние состояние фасадов этих домов. Мне отчётливо ясно, что в масштабном ремонте фасадов власти не заинтересованы (отсюда программа"95+5", перекладывающая пять процентов - весьма крупную для простого жильца сумму, на плечи горожан).

Технология этой кампании успешно опробована на примере Везенбергского квартала - улиц Везенбергской (Шкапина) и Лейхтенбергской (Розенштейна). Когда там производился ковровый снос домов, жителей города тщательно убеждали, что эти дома - жуткие, дикие, неприглядные, криминальные, не имеющие никакой ценности трущобы. Придумали даже уничижительное прозвище - шкапятник. Помните?

Сейчас нас ждёт то же самое. Слова "жуткие", "неприглядные", "старые", "позорящие город", "аварийные", "ветхие", "дряхлые", "опасные", "криминальные", "без пяти минут руины", "трущобы", "труха", "хлам" - эти мощные пропагандные сваи будут настойчиво вбиваться в массовое сознание. Это не промывка мозгов. Это именно пропагандные сваи. Мозги же населению придётся промывать как раз тем, кто желает сохранить город. И не промывать даже, а очищать от словесного цемента.

Люди будут читать обо всём этом в газетах и интернете, видеть по телевизору и верить в это. Ведь, что бы они ни говорили о скепсисе в адрес СМИ, они по старинке привыкли верить газетам, и отучить их от этой привычки фактически невозможно. Даже если и не поверят тексту в целом, всё равно умелый пропагандист найдёт зацепочку в сознании. Пробьёт по самому больному. Отцу-инвалиду. Нищему пенсионеру. Безработной матери. Здоровью и жизни её ребёнка. Сумеет сделать так, что опасностью для них будет выглядеть не власть, а старый город. Прогосударственная пропаганда нащупает все "ахиллесовы пяточки". Сыграет на самом остром свойстве человеческой природы - на инстинкте самосохранения. И человек в искусственном, нагнетённом массмедиа испуге скажет: "Да ну его, этот старый город. Надо его снести!"

В ход пойдёт всё, в том числе и технологии чёрного пиара. Дискредитация противников реновации и градозащиты, сбор компромата; смещение информационных акцентов; корректировка телепрограмм в сторону показа картинки о мрачном, убийственном, криминальном старом Петербурге, заказные тексты и вбросы на форумы и в блоги. Готовьтесь.

Не знаю, как вы, а я уже увидела в средствах массовой информации пять информационных атак. Постоянные сообщения о том, что на головы людей падает лепнина; выступление Вязалова на экономическом форуме о том, что на реставрацию у города нет денег; заказные публикации о том, что из города уходят инвесторы, что замедляются темпы строительства и ввода жилья, что уже увольняют строителей. Это значит, что кампания уже запускается:

Вы спросите: "А что такого, что газеты пишут о том, что в Петербурге падает лепнина?" Отвечу: вопрос в том, как они пишут. Лепнина, и просто штукатурка падала и раньше. Но не было в СМИ такой истерики: "Караул, нас всех тут убьёт лепнина!" Рисуется образ: лепнина как враг. Что с ней делать? Мы же все тут сдохнем. Да посбивать её к чёртовой матери, мы жить хотим, и наши дети. Не надо нам этой лепнины, лучше безопасность, чем красота. Что дальше? Пусть строят гладенькие простые фасады, с которых ничего не рухнет. Улавливаете?

Что такого в том, что вице-губернатор заявил, что на реставрацию нет денег? А то, что силами пиарщиков все те, кто посмеет утверждать обратное, будут "обвиняться" как минимум в отсутствии рационального мышления, как максимум в неадекватности. Разумно ли и адекватно ли тратить триллиарды нефтедолларов на саммиты, жильё, резиденции и астрономические зарплаты для чиновников? А вот об этом умолчат. Чувствуете размытие информационного фокуса путём смещения инфоакцента?

Я решила, что надо что-то делать. Сопротивляться. Предпринимать встречные шаги и ответные меры на информационном фронте. Сейчас я занята тем, что пишу документ под названием "Пиар-антибульдозер: план-25". Прямой ответ плану краснодарских пиарщиков, в наложении на нашу ситуацию. Можно сказать, что противоядие. Хотя, документ имеет подзаголовок "информационный арсенал".

План универсален. Доводы рассчитаны на всех: как на обычных горожан, пишущих в блоги и на форумы, ведущих полемику, так и на журналистов, являющихся ретрансляторами мнения для населения. Контрдоводы «плана-25» - готовые тезисы для их публикаций. как готовые тезисы для их публикаций. Информационно охвачены все группы населения. Стиль изложения варьируется. Аргументы проиллюстрированы конкретными жизненными примерами для живого разговора с читателем-собеседником.

От профессиональных терминов документ избавлен. Планка опущена сознательно: арсенал рассчитан не на профессиональных пиарщиков, а сделан так, чтобы им с лёгкостью мог воспользоваться любой.

В общем, это война и подоспели патроны. Двадцать пять прицельных ударов контрдоводов против двадцати пяти доводов пиарщиков реновации. Предлагаю готовый инфоарсенал.


II. Практическая часть. Информационный арсенал

1. Довод: в Санкт-Петербурге начинается развитие, реконструкция, реновация исторического центра.

Контрдовод: эти громкие слова (развитие, реконструкция, реновация) все мы давно слышали. Ещё тогда, когда заговорили о «реновации хрущёвок». На самом же деле это был обман населения: «развитие» превратилось в то, что целые кварталы, в которых часто вообще и хрущёвок-то не было, отданы под тотальный снос. Просто инвесторам приглянулись большие прибыльные участки. Так будет и здесь. Это показал недавний, июньский визит губернатора Санкт-Петербурга Георгия Полтавченко по дворам Лиговского проспекта. Слово «снос» отчётливо прозвучало. Стало ясно, что так называемая программа реновации центра – это снос флигелей, внутренней дворовой застройки, уничтожение исторического облика Петербурга. Это – преступная ошибка власти, которая несомненно потом войдёт в историю. Так что, никакого развития не будет. Будут массовые сносы. Губернатор уже приговорил три квартала вблизи метро «Лиговский проспект». И это только начало. Резюме: «развитие» – это обман.

2. Довод: не переживайте – фасады сохранятся.
Контрдовод: дом – это не только фасад. Это ещё и то, что внутри. Помимо духа и подлинной исторической атмосферы внутри многих старинных домов Петербурга – уникальные интерьеры, красивейшая лепнина, которую уничтожат. Вместо дома будет выстроена подделка, муляж. Так же, как нет уже у нас с вами «Англетера». Здание было снесено. Новые стены не имеют никакого отношения к Сергею Есенину. Кстати, за снос «Англетера» тогдашний председатель КГИОП поплатился должностью.
Облик фасада, даже если его и оставят, может быть искажён. Посмотрите, что собираются сделать с Пушкарскими банями на Большой Пушкарской, 22, от которых сейчас как раз только фасад и оставлен: http://www.ecostroyproect.ru/catalog/14/17.html Исторический фасад потерялся за вставками из стекла. Акцент изменился.

А может старинный фасад и просто рухнуть по неосторожности строителей (надёжных гарантий на отсутствие неосторожностей никто не даст), как получилось с фасадом Литовского рынка во время сноса квартала под строительство второй сцены Мариинского театра.


3. Довод: эти жуткие, обшарпанные трущобы и трущобные дворы - рассадник криминала и бомжей. И скоро они будут падать гражданам на головы.
Контрдовод: на самом деле Вам врут. Нет никаких трущоб, если осуществлять за каждым зданием несложный уход: приводить в порядок фасад и не допускать разрушения, осуществляя своевременный ремонт - как косметический, так и капитальный. И принять за правило, что реставрировать надо не только лицевой фасад.

Представьте себе хозяйку, которая получила новую квартиру, много лет не ремонтировала её, не делала уборку, тем самым доведя своё жилище до дикого состояния. А потом заявилась в районную администрацию с просьбой предоставить новую. А слышали ли Вы анекдот о блондинке, меняющей машину из-за того, что "у старой забилась пепельница"?
Жуткие обшарпанные трущобы враз превращаются в нормальные, красивые старинные дома, стоит лишь сделать ремонт фасада. А также косметический ремонт внутри. Аварийность, о которой так много говорят чиновники, часто просто подложная. Есть множество случаев, когда аварийными объявлялись совершенно нормальные, добротные и прочные дома только лишь потому, что они понравились инвесторам, а просто, без аварийности, жильцов выселить сложней. Нужна аварийность и для того, чтобы проще было снести дом (без аварийности этого не даст сделать закон, вот инвесторы с чиновниками его и обходят). Покупка-продажа подложных экспертиз об аварийности – просто бизнес. Который кормится из нашего с вами, бюджетного кармана. Одна из таких экспертиз признала аварийным дом, который был снесён в Великую Отечественную войну. Это говорит о правдивости и уровне таких экспертиз. Кстати, за автором этой экспертизы сейчас «охотится» прокуратура – деятельность этой экспертной комиссии официально признана незаконной.

За бомжами должны следить социальные службы. За криминалом – полиция. Наличие в домах и около них асоциальных элементов никак не связано с техническим состоянием домов. Если в новой двадцатиэтажке в парадной бомжи стали пить водку – это значит, что эту новую двадцатиэтажку надо снести?

Городские окраины и их дворы из-за того что досуг молодёжи не организован (государство предлагает молодёжи досуг, который её не устраивает) – тоже рассадник криминала. Снесём все дома на окраинах?

Старинные дома в центре строили на века. И, если за ними следить (делать ремонты) и не оставлять десятилетиями в расселённом состоянии, то они простоят очень долго. А вот качество строительства и технологий новостроек вызывает большие сомнения. Эти новостройки упадут на головы гораздо быстрее.


4. Довод: эти здания не имеют исторической и художественной ценности.
Контрдовод: а я сомневаюсь, что ценность имеют явно купленные, фиктивные, подложные историко-культурные экспертизы, которые, как и технические на аварийность, тоже лепятся пачками. Губернатор же в ходе своей инспекции по Лиговке с одного взгляда вынес вердикт «дома не ценные». Такие же скороспелые вердикты выносят сотни «экспертов» в интернете. Рассуждают о ценности, не имея ни образования, ни соответствующих знаний. И даже в глаза не видя обсуждаемого дома. Для того, чтобы признать дом художественно ценным или не ценным, нужна серьёзная, глубокая, многостраничная экспертиза объёмом с хорошую диссертацию. С детальным изучением декора фасада, а также деталей интерьеров: балюстрад лестниц, лепнины и т.д. Здесь мало одного беглого взгляда губернатора (кстати, обычного инженера по образованию).

То, что дом не является памятником (у него нет охранного статуса), вовсе не означает, что дом не ценный. Это всего лишь значит, что его просто не выявили. В КГИОПе есть такой термин: «вновь выявленный объект культурного наследия». И каждый год список этих выявленных объектов пополняется согласно государственной программе. Это значит, что завтра тот или иной «не ценный» дом может стать «ценным». Просто по нему ещё не проведена историко-культурная экспертиза. То есть, если дом – не памятник, то он вполне может стать памятником. Если его не снести.

Вопрос. Представляет ли ценность кариатида девятнадцатого века на фасаде в стиле высокой эклектики? По мнению губернатора, не представляет: дом № 117 по Лиговскому проспекту, по мнению Полтавченко, приговорившего этот квартал к сносу, тоже не представляет ценности: (фото дома здесь: http://www.citywalls.ru/house3834.html). Не говорит ли это о невысоком художественном уровне и вкусе губернатора?

А знаете, что под паркинг (под переделку, которая не составит от привычного облика дома и следа) отдают дом Лялевича – интереснейший образец стиля «модерн»? (фото дома здесь: http://www.citywalls.ru/house9634.html). Дому Лялевича всего-то сто лет. Его тоже признали аварийным. Его могут и снести. Легко: снесена уже практически вся улица…

А Вы можете быть уверены, что завтра не сломают Петропавловку или Эрмитаж? А ведь уже сейчас предлагают застроить Марсово поле. А из Петропавловской крепости вынимают грунт. И «эксперты» уже сказали что он (да-да, грунт Петропавловской крепости) не представляет ценности. Знаете, в такой ситуации я не уверена: за Эрмитаж тревожно. Могли ведь ещё в Ленинграде снести одну из литературных святынь города – гостиницу «Англетер», где прошли последние минуты Есенина. А сейчас власть ведёт себя ещё разнузданнее.

Историческую же ценность представляет каждое историческое здание. В нём могли жить или бывать знаменитые люди. Только вот у КГИОПа нет данных на многие дома. Но не дома же в этом виноваты. Каждый исторический дом надо изучать путём долгой работы в архивах. Исторических открытий может быть много. Но у комитета очевидно нет такого желания. Он больше занят согласованием с инвесторами будущих сносов.

5. Довод: мы должны быть европейским, цивилизованным городом.
Контрдовод: да, должны. Отношение нашего государства к старым домам очень похоже на отношение к старикам. Старикам надо помогать продлить их жизнь, поддерживать их. А не говорить: «Старый уже стал, пора умирать». По отношению к старикам в государстве можно судить о его уровне «европейскости» и «цивилизованности».
В цивилизованных городах Европы, и не только Европы старинные дома сохраняются, их берегут, как наследие. Бережно сохраняют даже тысячелетние руины. Семнадцатый и восемнадцатый век стоит спокойно. У нас же готовы сломать дом всего лишь девятнадцатого века. У любого цивилизованного европейца это вызовет возмущение. Ещё молодые по европейским меркам дома сносят только потому, что это нужно инвесторам. Люди, вас обманывают. Обманывает власть, давно продавшаяся инвесторам, делающая всё для них, а не для вас.


6. Довод: снос – это созидание (на обломках старого построим новое).
Контрдовод: власть сейчас настолько блудлива, что ей нельзя доверять денежные средства. Сносы – всего лишь лёгкий и выгодный способ распила бюджета – наших с вами денег, взятых из нашего кармана. Нас в очередной раз обворовывают. Эти сносы пойдут на бюджетные (наши с вами) деньги. Снести гораздо проще, чем что-то построить: дом, в котором Вы живёте, можно снести одним экскаватором всего за один день. Снос – это не производство, не созидание. На уничтожении «срубить бабла» за счёт населения гораздо проще, чем что-то создать, сделать своими руками, изобрести. Вы же, поддерживая сносы, как лохи, ловитесь на удочку. Вас просто разводят в своих интересах инвесторы и спутавшаяся с ними, продавшаяся за их деньги власть.
Кстати, снос не означает того, что что-то построят. Вас опять же обманывают. Посмотрите на улицу Шкапина, где дома снесли уже давно, и несколько лет стоит пустырь.
Зато снос и обустройство паркингов практически всегда негативно влияет на соседнее здание: прилегающие дома идут трещинами. Из-за сноса рядом вполне можно лишиться своего жилья, ставшего аварийным: о «щадящих технологиях» всегда только говорят, на деле же получается другое. Я уж не говорю о шуме, пыли и прочих неудобствах для вас и ваших детей. Вот вам и созидание.

7. Довод: мы построим новый, футуристический город. Современный, удобный, комфортный, чтобы вы в нём могли комфортно и безопасно жить и развлекаться. Вы хотите комфортно и безопасно жить и развлекаться?
Контрдовод: во-первых, этот футуристический город в исторический город просто не впишется. Как этот футуризм будет гармонировать с творениями Растрелли и Росси? Он закроет нам виды на эти творения, виды, которые мы с детства привыкли видеть на открытках, рассматривая которые, мы росли. Если хотят строить новый футуристический город – пусть строят. Но только не в центре Санкт-Петербурга. В стране много заброшенных территорий, которые власть почему-то не хочет развивать. Потому что центр Петербурга – это золотое местечко, с которого можно получить огромные прибыли. А во-вторых, футуризм надо отличать от стиля коровника. Убогие коробки, которые не годятся для Санкт-Петербурга, а прекрасно смотрелись бы в виде коровников и сараев на селе и ангаров для самолётов и прочей техники.

Кстати, о комфорте. Кто Вам сказал, что новое непременно будет комфортным? Вы поймались на удочку пиара? А я беседовала с архитектором, которого уволили за то, что он раскопал информацию, что некоторые проекты зданий из стекла и бетона, которые у нас сейчас массово строят, были позаимствованы из города Сочи. А оттуда, в свою очередь, из Турции. То есть, это турецкие проекты, которые передрали в Сочи и теперь передирают здесь, у нас. В совершенно другой климат. Пока эти дома новые. Потом будут неизбежные проблемы. Как хотя бы эти огромные стеклянные участки мыть? Что будет, если от наших холодных зим рамы перекосит? Каковы будут затраты на замену и окажется ли она эффективной?

Комфорт в одном месте часто порождает дискомфорт в другом. К примеру, ели у вас под окнами вместо жилого флигеля устроят многоярусный паркинг, то шум, вибрация стен и выхлопные газы существенно подорвут здоровье вас и ваших детей.

И о безопасности. Вы ещё не забыли, как обрушилась крыша в новом гипермаркете «ОКей»? Это было новое здание. А в то же время на Васильевском острове очень хорошо восстановили историческое здание под ТРК «Остров». И вот там, в старых зданиях, которые после реставрации обрели новую жизнь, люди и делают покупки, и развлекаются в безопасности, с комфортом, в своё удовольствие.

8. Довод: эти дома старые, их не восстановить.
Контрдовод: старые? По меркам истории и истории архитектуры город, созданный всего триста с небольшим лет назад, со сформировавшейся ещё на сто пятьдесят лет позже застройкой, считается довольно молодым городом. А по сравнению со старой Европой, где дома на столетия старше стоят спокойно и их сохраняют, дом девятнадцатого и даже восемнадцатого века ещё вполне ремонтопригоден. По сравнению с Колизеем он совсем ещё молодой.

Сложный петербургский климат и грунты здесь ни при чём. В Лондоне климат схож. А Венеция вообще постепенно уходит под воду. Там все фундаменты в воде стоят. Это счастье, что Матвиенко и Полтавченко не были губернаторами Венеции.

Дома восстановить невозможно? Такие слова люди тоже часто произносят, не обладая образованием и знаниями. Я беседовала со многими дипломированными специалистами в области строительства. Все они в один голос сказали,

9. Довод: если не строить нового - город не будет развиваться.
Контрдовод: разрыв исторической ткани города, которую составляет его историческая застройка, её дух – тупиковый путь развития. Если мы получим вместо старинного города город убогих бетонных коробок – это будет уже не развитие, а наоборот, уничтожение. Те, кто уничтожает город – его враги. Не поддавайтесь врагам.
И не нужно сводить всё городское развитие только к строительству. Власти стоило бы в первую очередь подумать о создании комфортных условий для своего населения, о развитии многих других сфер: образования, здравоохранения, социальной сферы, модернизации инженерных сетей и других сфер, которые наши власти почему-то совсем не развивают.

10. Довод: с запретом на снос строители потеряют работу.
Контрдовод: сейчас её теряют реставраторы, гибнет старейшая, богатейшая петербургско-ленинградская реставрационная школа. Восстановление домов создаст такие же точно рабочие места. Работа строителям найдётся. Как находилась она после войны, когда город восстанавливали всем миром. Сейчас не послевоенное время, но город довели до такого, что работы всем хватит. Так что, строители и их семьи, не беспокойтесь.

А строить не обязательно в центре. Город у нас большой, ещё много пустырей на окраинах, много заброшенных строек, на которых играют и получают увечья наши с вами дети.

11. Довод: из города уйдут инвестиции (уйдут инвесторы).
Контрдовод: нормальный, эффективный управляющий, обладающий гибким умом, всегда найдёт, куда и как применить свои инвестиции. Динамично развивающемся мегаполисе двадцать первого века – просторное поле для вкладывания инвестиций, для эффективной экономической самореализации. Инвестиции можно вложить не только в снос старых зданий и строительство новых. Солидная и перспективная (в том числе и с точки зрения пиара) во всём цивилизованном мире сфера – это реставрация.

12. Довод: так говорят ведущие (или даже главные) архитекторы ведущих городов ведущих стран (кивок на Европу).
Контрдовод: это не значит, что так говорят жители этих городов. Ведущими и даже главными архитекторами в наше время становятся отнюдь не по причине наличия таланта, а по причине лояльности, угодливого отношения к вышестоящим лицам. Ведущие и главные архитекторы слишком часто проектируют уродцев. Пример – наш Митюрёв и его жуткое портфолио.

К тому же, архитекторы могут запросто продаться. Солидный куш от инвесторов и власти всего лишь за несколько слов на экономическом форуме – неплохая приманка.

Продолжение здесь: http://darwa.livejournal.com/188106.html

Дарья Darky Васильева, активистка градозащиты, 25 июня 2012.

- Оставить комментарийPrevious Entry Поделиться Next Entry